главная/Публикации/Охотхозяйство/Николай Бенделиков: «У меня работа мечты: получаю удовольствие – а за это еще и зарплату платят!»

Николай Бенделиков: «У меня работа мечты: получаю удовольствие – а за это еще и зарплату платят!»

06.11.2019

Охотовед охотхозяйства «Красный Бор» больше всего любит охоту на волка, не ощущает языкового барьера и считает свою работу самой лучшей… 

– В охотхозяйство «Красный Бор» пришел в сентябре 2006 года, до этого работал в Клястицком отделении организации «Интерфорест», которая занималась переработкой древесины, еще раньше – егерем в лесхозе; кстати, сегодня мой бывший обход – на территории нашего хозяйства.

b9ca9cb5f6ac8566e4f0e52958aec33c.jpg

Места эти мне были прекрасно знакомы, я частенько ездил сюда на охоту на волков – и с Николаем Николаевичем Воробьем, и с Валерием Михайловичем Кремсом. И флажили, и стреляли…

Сразу же вспоминается забавная история, связанная с первыми днями работы в охотхозяйстве. Егеря Толя Макеенок и Коля Вондяк занимались тогда изготовлением солонцов. Осинник сухой, корился плохо – они насилу по пять штук за день делали. Я же проявил стахановское рвение, не разгибаясь, без обеда, – двадцать пять! Ну, думаю, пока они будут «догонять», четыре дня у меня в запасе – появится свободное время, похожу, поизучаю лес… Прихожу на работу, а Шушкевич, царствие ему небесное, спрашивает, кто сколько сделал. Отвечают хлопцы, отвечаю я. «Молодец, новый работник! Вы – в лес, а ты, Коля, назначаешься ответственным за солонцы!»

f9c6f2fff9e87273d7d1c40a9c801022.jpg

Когда пришел в хозяйство, это было начало активного строительства вышек, сами же работали на тракторах, пахали-сеяли. У всех трактора нормальные, а мне, как молодому «бойцу», дали тот, который с «пускача» надо заводить – и ничего, справлялся. Днем на тракторе, вечером – в лес. Спать иногда приходилось на вышках. Но работа нравилась. Нравится и по сей день. Как говорит моя дочь: «Хорошо тебе, папа: получаешь удовольствие, и зарплату еще за это платят!»

Два года подряд я занимал первое место в стране по добыче хищника. За самую первую премию (от государства, не от хозяйства!) домой морозильник купил – такая это была сумма. Мой личный рекорд – девять волков! Однажды провел на вышках одиннадцать ночей подряд, караулил. Летом ночи короткие, но я успевал до работы чуток поспать и даже выспаться. Помню, на одиннадцатую ночь только я сел на вышку, только начало темнеть – как волк вышел. Старый, матерый… Умный. Остановился перед поляной, перед вышкой. А я сам делал эту вышку, чтобы лежать на ней с комфортом. Прицелился: тах! Он и взвыл.

57df439110f47884219cb96bb8fd3720.jpg

Вообще для меня самый любимый вид охоты – на волка. А самое большое удовольствие сегодня я получаю от того, когда сопровождаю охотника, и зверя добывает он, это надо видеть: радостный, возбужденный, в эйфории.

Ведь как случается в нашем деле: если охотник что-то добыл, то он молодец, а если пять раз стрелял и промахнулся, то виноват егерь… И неважно, что последний выложился на все 100%.

К примеру, к нам несколько лет подряд ездит один немецкий охотник, его током ударило – от силы может пройти пару сотен метров, устает быстро, весь трясется, задыхается. А охота на глухаря предполагает, что надо простоять на месте какое-то время, не шевелясь. Помочь такому клиенту – считаю, и будет верх мастерства.

Когда много клиентов, то «разруливаю» ситуации следующим образом: молодого охотника направлю на тот ток, к которому подобраться труднее, через болото, где нужно приложить больше усилий. А «проблемным» охотникам предложу более легкий маршрут. Тех, кто посложнее, старюсь взять на себя.

Для меня, поверьте, все егеря одинаковые! Молодежь мы сразу приучаем к тому, что у нас все делается во имя клиента. Учим не бояться сложностей. Они и сами тем больше радуются, чем труднее им досталась победа. Когда чего-то достигаешь нелегким трудом, то формируется самоуважение, самомнение, если хотите.

…Приезжает охотник к нам на тур, на 5-6 дней. Например, удача улыбнулась ему сразу же в первый день – все остальное время мы его возим по угодьям, он смотрит, сидит на вышках, ездит на ток, фотографирует. Оленей, уток, глухарей. У него ведь не только интерес выстрелить, но и получить эмоции. Смешно, но вначале гости даже в первый день стрелять не хотели – думали, что их потом в лес не повезут…

b0ce8c36c0aca5f8f0494534a3515350.jpg

Мы показываем им зверя, пусть убедятся, что его у нас еще полным-полно. Когда у клиента нет волнения, связанного с добычей, он получает эстетическое удовольствие. Ведь наша конечная цель – это довольный клиент! Возвращается в номер, аж подпрыгивая от счастья.

Учитывая психологию клиентов, мы и в первые дни можем гостя возить по лесу, показывая молодняк, а затем аккуратненько подводим к добыче. Мы же знаем, какой им нужен трофей, знаем, в какой части наших угодий его отыскать. Подводим, уточняем вес – выстрел! Все довольны.

Как определить вес трофея на глаз, нас обучают: и семинары проводят, и опытным путем охотничью науку постигаем. Оптика у нас в хозяйстве отличная. А определенная погрешность допустима. Конечно, случается, что приезжают с желанием получить красивый трофей, чтобы и «рога лопатой», и вес… 5 килограммов. Таких я сразу же «отрезвляю»: подумайте, мол, сами, как такое может быть, если только один череп весит 4 килограмма?!

Поверите, но женщина-охотник волнуется меньше, намного меньше. Подводим мы, к примеру, охотника к тому же самому глухарю, и когда мужик слышит песню – хоть ты ему рот затыкай, таким звучным эхом отдаются удары сердца! Как будто втроем идем. Кажется, что и глухарь услышит. Начинает адреналин гулять, так усиливается волнение, что выстрелить не может. Успокаиваю. А женщины, как ни удивительно, более хладнокровны. Когда в прошлом году немцы во главе с Йоргом Эберитчем приезжали фильм снимать, то в первый день на глухариную охоту отправилась барышня из съемочной группы. Погода отвратительная: ветер, дождь хлещет – но егерь наш, Саша Самойленко, подвел ее, как надо, и добыли они глухаря. А на следующий день поехали на съемку: совсем иная картинка, погода идеальная, тихо, глухари франтами гуляют, токуют, бегают. Но мы совместно решили, что вчерашний трофей ценнее именно из-за трудностей.

Я и в лесхозе работал с иностранцами, проводил охоты, мог наблюдать. Из всех клиентов немцы – наиболее дисциплинированные. А итальянцам, особенно южным, главное не кивнуть головой, когда он рассказывает – это для них знак, что ты понимаешь и слушаешь, – «заболтают». Такие темпераментные, не успокоить, не остановить. Поэтому с ними лучше выждать паузу, помолчать. Как-то по весне охотились такие на вальдшнепа, один из них начал мне что-то рассказывать – и я ему на автомате кивнул, так потом чуть выжил.

Про россиян отмечу, что раньше они приезжали с мыслью, что, коль есть деньги, то можно стрелять все. Мы их много лет воспитывали: заплатил за сеголетка, будь добр, добывай сеголетка. Всячески пресекали попытки поиска компромисса: «А кто нас тут, в лесу, проверит?» Было очень трудно все это переломить, но сегодня клиент уже совсем другой: без команды за ружье не схватится – ведь штрафные санкции нешуточные. И все в договоре прописаны.

f77d6d7a7751a9997510872c528c8fcb.jpg

Что же касается языкового барьера, то я его не ощущаю. Помню, правда, случай, когда только начинал работать, приехал охотник-англичанин. Повел я его на лося на вабу, и лось подошел на 60 метров, стоит боком – лучше не придумаешь. Я ему и по-русски, и по-немецки – а он не стреляет. Стоит, смотрит, головой кивает. Лосю это, видимо, надоело, и он удалился. Выяснилось, кроме как по-английски мой клиент не понимает, я на следующий день через переводчицу узнал: ему показалось, что команды стрелять от меня не было.

В тот же день мы и добыли трофей, уже в другом месте, но такого же рогатого красавца. Уже без лишних слов, я только головой кивнул.

Пока не было опыта регуляции потока, то могло так случиться, что в одну неделю приезжали 10 клиентов, а в другую – один. Сделали выводы. Стараемся прикрепить к охотнику двух егерей. Один из них, к примеру, с клиентом, а другой вабит зверя. Если же число клиентов будет прирастать, то месяца на охоту нам будет мало. Мы же добывать можем не только во время гона, но и потом, пока рога венчают головы. Ведь достойные старые самцы выходят на подкормку только в декабре. Олень – хитрый зверь, на него трудно охотиться; это на молодых несложно, а старый – мудрый, как человек. Он с одной самкой тихонько в кустах держится, попробуй отыскать. Если олень среднего возраста, с неплохими рогами, то он водит гарем 20 самок, ревет так, что издалека слышно – но ведь жалко добывать, он еще потомство может оставить.

93c4c6f3eea05932d005ca83c85b0bd4.jpg

Могу также отметить, что сегодня изменился и тот клиент, который бывает на наших оборудованных стоянках. Приехали – видят: чисто, и после себя грязь не оставят.

Был у меня случай на стоянке Бурлево-2: гуляла молодежь. Смотрю: пьют, бутылки валяются. Ну, думаю, задам я вам! Накрутил себя, фотоаппарат приготовил. Да только вижу: просыпаются утречком две красавицы, в мешки мусор быстренько собрали, красоту навели, убрали – и досыпать в палатку. Признаться, не ожидал такого… Через пару дней приехал я на ту стоянку, а там чистенько, как будто никого и не было. Единственное, дров стало меньше. Только по этому признаку и можно определить, что там люди побывали.

Позапрошлый год был трудный, сырой, но мы столько построили дорог! Все лежневки заменили, сегодня у нас повсюду трубочки проложены. Это Николай Николаевич в Европе подсмотрел. Босс у нас – голова! Если бы не он, то ничего бы здесь не было. Перенимает европейский опыт и нас обучает. Николай Николаевич о егерях печется, воспитывает.

Я с ним часто езжу по лесу, вижу, как он переживает за зверя. Раньше он не так охотился. Мы, если хотите знать, целую неделю уговаривали, чтобы он добыл «золотого» оленя, стрелять жалел. Я и сам, признаться, жалею, ведь все эти олени, лани, косули выращены здесь нами...

Вот волка мне не жаль! Умнее его зверя нет – настоящий соперник. Все недоработки егеря – на пользу волку. Он может использовать один шанс из тысячи! Доказательства? Да с теми же флажками. Они должны находиться где-то на уровне колена: ведь волк идет с опущенной головой. Один-два висят выше уровня глаз или ниже – считай, подарок сделали: волк этот шанс обязательно использует. Или перепрыгнет, или подлезет.

Когда флажат волка, у охоты должен быть один руководитель, все должны ему подчиняться. Чуть какие разногласия между участниками – и волк ушел, сколько раз так бывало, остается каких-то сто метров, чтобы обтянуть флажки, а мы потеряли зверя. А уже висит восемь или десять километров флажков – и ничего не поделаешь, пошли сматывать.

4de63e6e9dbb09494dec5508e68ab4a1.jpg

Наш коллектив, его егерский состав, подбирался годами. Ради денег здесь никто не будет работать, тут нужно быть фанатом. Мы старались выбирать людей не просто опытных, а не ленивых, с горящими глазами. Ведь если есть желание, то, как говорится, научить можно всему. Егерская работа – это же не только охота, но и много другого. Где-то надо меньше поспать, понаблюдать, ты действительно должен знать в своем обходе каждого зверя чуть ли не «в лицо»! Охрана, подкормка, заготовка кормов тоже входит в обязанности егеря.

Чем еще хорош наш коллектив? Развиваем коллективизм и взаимовыручку. Один, например, повел клиента, а 3-4 человека ждут сигнала в соседних обходах: как только добыли зверя, все быстренько съехались, сфотографировали, добычу дружно погрузили. Не надо полночи возиться. Клиентов это тоже сильно впечатляет.

90cba95df697a3a3799df4db1e9f54e8.jpg

Записала Наталья Плыткевич, фото Сергея Плыткевича и из личного архива Николая Бенделикова.

 

подпишитесь на рассылку

Если вы хотите быть в курсе новостей туристического комплекса, интересных акций, увлекательных экскурсий.

Подписаться
как добраться рай для фотографа экскурсии по беларуси